r3dthr3at: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] wsf1917 в Что такое "народ"?

нет, не те конкретные люди из низших классов, за которых выступают социалисты, и которых идеализируют левые националисты. И не те представители "чистой публики", среднего класса, за которых выступают г-да либералы, и которых идеализируют правые националисты, крыловы и холмогоровы.

(Собственно, левых и правых националистов отличает именно то, что первые типичными представителями народа берут рабочих, трудящихся бедняков, которым в первую очередь требуется социальный прогресс, а вторые - буржуазную интеллигенцию и людей свободных профессий, заинтересованных в первую очередь в "своём" государстве, со "своим" языком, национальной мифологией и пр. гуманитарщиной на религиозной подкладке, которая эту публику кормит за счёт трудящихся.

Отсюда разное понимание в праве наций на самоопределение у Вильсона с Лениным, почти одновременно выдвинувших помянутый лозунг. Для первого самоопределяется - в виде национального государства - в первую очередь буржуазный класс и втискивает трудящихся в прокрустово ложе новорожденной "нации", включая промывку мозгов на предмет национального единства и обязательной вражды к кому-нибудь из соседей.

Для второго самоопределяются трудящиеся в виде республики Советов, чтобы полнее использовать средства национальной культуры для общественного прогресса и строительства социализма, в ходе чего не обособляются от других социалистических наций, в присоединяются к ним. И так вплоть до "земшарной республики Советов").

Но либералы с социалистами по modus operndi - материалисты-эмпирики, а я веду речь о метафизике. Что такое народ с точки зрения романтика, способного обожествлять это понятие, относиться к нему некритически? К слову, такие бывают что с правой, что с левой стороны - немецкие Völkische с русскими народниками тому пример, а нынешние нацболы образуют точный континуум между теми и другими[1]. Что значит, скажем, "и прилепился  <имярек> к народу своему" "славные предки" " национальные святыни"?  и пр. словоупотребление, маркирующее романтико-метафизический подод к понятию?

Read more... )

Oct. 22nd, 2016 07:03 pm

post

r3dthr3at: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] makkawity в post

http://navlasov.livejournal.com/44177.html
У термина "критическое мышление" есть довольно много определений, которые, хотя и не противоречат друг другу в главном, все-таки имеют серьезные отличия. Попробуем подойти к вопросу с другой стороны и разложить это понятие на отдельные составляющие: какими навыками должен обладать человек, претендующий на то, чтобы считаться критически мыслящим?

Такой список я нашел в одном англоязычном учебнике по критическому мышлению.

Итак, студент, прошедший курс критического мышления, должен уметь:
- определять, насколько релевантна та или иная информация обсуждаемой теме
- разделять рациональные и эмоциональные аргументы
- отделять факт от мнения
- выявлять обстоятельства, которые могут уменьшить или поставить под вопрос доказательную силу аргумента
- находить обманные приемы и пробелы в аргументации
- проводить анализ данных и информации
- находить логические ошибки в аргументах
- связывать между собой данные и информацию из различных источников
- работать с противоречивой, неадекватной или двусмысленной информацией
- формулировать валидные аргументы, основанные на данных, а не на мнениях
- выбирать данные, в наибольшей степени подкрепляющие аргумент
- избегать преувеличенных выводов
- находить пробелы в системе доказательств и определять потребность в дополнительной информации
- признавать, что проблема может не иметь единственно верного решения или однозначного ответа
- представлять альтернативные точки зрения и сравнивать их в процессе принятия решения
- определять все заинтересованные стороны в процессе принятия решения
- формулировать аргументы с учетом контекста
- корректно использовать данные для подкрепления своей точки зрения
- делать свой аргумент логичным и связным
- избегать лишнего при выстраивании системы доказательств
- представлять информацию в той последовательности, которая будет наилучшим образом служить доказательству тезиса
(B.N. Moore, R. Parker. Critical Thinking. 2012)

r3dthr3at: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] 4pv в К вопросу о власти рабочего класса в СССР
Патриоты не понимают, что представляет собой социализм, однако, больше других любят поспорить о том, кто же его "развалил" и "предал". Правда, для них социализм - это СССР, а СССР - это "империя", силой и влиянием которой они восхищаются, фантазируя империалистическую гегемонию "русского мира". Но если вдруг патриоты оказываются начитанными, то ситуация усугубляется: они немедленно воспроизводят троцкистскую формулу про класс управленцев в своем анализе СССР. Причем, совершенно не важно, считают ли патриоты себя "сталинистами" или "девственными", чистыми националистами. Обычно они, вслед за Троцким и его последователями, превращают аппарат управления СССР в правящий класс советского общества, а Сталина - либо в вождя данного "класса", либо в героя, который противостоит ему. В частности, часто приводят в качестве противостояния "бюрократии" репрессии 1937-1938 гг. Подобные антинаучные исторические трактовки истории СССР составляют важный аспект становления националистической идеологии в современной России. При этом теоретически они базируются на чистокровном троцкизме.

Методологическим источником троцкистского тезиса о номенклатуре как классе является ревизия марксизма в вопросе о сущности власти, особенно источниках ее возникновения, и государственной форме ее существования. Данный азбучный вопрос очень легко извращать, потому что "власть" и "государство" с точки зрения житейского мировоззрения самоочевидные явления, а значит, понятия, которыми легко оперируют, не задумываясь о их действительном научном содержании. Такое легкомыслие играет на руку различным полемистам и популистам, которые идут коротким путем в объяснении причин гибели СССР с целью навязывания своей политической программы.
Read more... )
r3dthr3at: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] voencomuezd в О классовом характере государства и политическом влиянии бюрократической настройки
Мне уже случалось пару раз высказываться относительно известного марксистского постулата о классовом характере государства, а также о том, что в определенных условиях власть класса может осуществлять в государстве опосредственно, через волю совершенно других надстроечных структур. Ведь реальная история, особенно ХХ века, дает нам многочисленные примеры обществ, в которых власть принадлежит чисто надстроечным структурам - партиям, армии, бюрократии. С этим же связаны и дискуссии о тоталитаризме, которые рассматривают государство как отдельный, непосредственный центр воплощения власти в обществе.

На самом деле понятно, что механически откинуть марксистский тезис о власти правящего класса только потому что в государстве нету правительства с табличкой "Только для буржуазии" - нелепо. Основатели марксизма были не дураки и отлично понимали, что власть буржуазии воплощается не прямо, а опосредованно. Более того, бюрократия как единая структура государственного управления есть во многом порождение капитализма и буржуазного политического устройства. В индустриальном обществе класс не может правит непосредственно (во всяком случае, пока) - он это делает через систему исполнительных, бюрократических органов. Главенство буржуазии в них достигается при помощи монопольного экономического влияния буржуазии.

Read more... )
r3dthr3at: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] iwia в Субботний/воскресный ликбез-73: Первый Интернационал
Говоря о развитии марксистского движения, нельзя не начать с первой международной организации, созданной марксистами (хотя не только ими) - Международном товариществе рабочих, более известном как Первый Интернационал.

С одной стороны, этот Интернационал, созданный в 1864 г., знаменовал собой самое "детство" движения - в течение всей его истории значительную часть его членов составляли представители утопических домарксистских течений, до современности как таковых не доживших (прудонисты и бланкисты), и отдалившиеся от "авторитариев" анархисты (Бакунин) и реформисты (представители британских профсоюзов). Также Первый Интернационал показал принципиальную слабость интернационального политического объединения, не опиравшиеся на массовые национальные партии - в Германии созданный Лассалем Всеобщий германский рабочий союз не стал частью интернационала, а марксисты-"эйзенахцы" делали первые шаги (объединение эйзенахцев и лассальянцев в СДПГ, которая станет модельной для Второго интернационала, произошло вскоре поле распада Первого). Организации в других стран были также ненамного сильнее.

С другой стороны - представляя изначально меньшинство членов Интернационала, Маркс стал автором его Учредительного манифеста, и в дальнейшем марксистам удавалось более или менее проводить свою линию (проведя Интернационал через такие испытания, как франко-прусская война и репрессии после подавления Парижской коммуны).

Главной же помехой стали не представители отживающих течений (хотя на первых двух конгрессах в 1866 и 1867 гг. марксистам противостояли в основном прудонисты) и даже не британские реформисты, а сторонники Бакунина.

Отрицательную роль анархизм (в большей степени, правда, прудонистского, а не бакунистского толка) сыграл уже в падении Парижской коммуны, однако после Парижа анархисты угробили и международную организацию рабочего класса в и так нелегкое для нее время - после подавления Парижской коммуны репрессии против социалистов усилились по всей Европе.

В "лучших" традициях "антиавторитариев", для противодействия "авторитарным" тенденциям марксистов, Бакунин и его приверженцы создали Альянс социалистической демократии - крайне централизованную и законспирированную организацию, с трехступенчатым членством, в которой рядовые члены были обязаны повиноваться "национальным братьям", а те - "интернациональным братьям", т.е. никому не подотчетному руководству. Вдобавок Бакунин принял за чистую монету (или сделал вид, что принял за чистую монету) рассказы авантюриста Нечаева о созданной им в России огромной организации (в свою очередь Нечаев дурачил не только Бакунина и Герцена, но и членов своего немногочисленного кружка в России, и занимался совсем уже неприкрытым провокаторством, рассылая из Женевы в Россию непричастным к революционной деятельности людям письма в конвертах со штампом «Тайный революционный комитет»).

Вопреки рассказам современных "либертарных марксистов", пытающихся примирить марксизм с анархизмом (возложив вину за расхождение между ними на "сталинистов" и/или большевиков), именно эти события и стали последней каплей, после которой существовавшее ранее, несмотря на теоретические разногласия, сотрудничество марксистов и анархистов полностью прекратилось.

Окончательны раскол произошел в 1872 г., при этом анархисты сохранили большее влияние, чем марксисты, в романоязычных странах (в особенности в Испании), где распространение марксизма крайне замедлилось.

Руководящий орган Интернационала - Генеральный совет - после этого был перенесен из Лондона в Нью-Йорк, подальше от преследований в Европе, а в 1876 г. I Интернационал был официально распущен. II Интернационал был создан 3 годами позже, и представлял собой уже объединение национальных партий, крупнейшая из которых - СДПГ - стала образцов для всех марксистских партий на несколько десятилетий.
Mar. 11th, 2016 03:34 pm

post

r3dthr3at: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] bortnik в post
С подачи «фюрера всех чеченов» в прессе проскочила очередная волна страданий по депортации чеченцев. Полагаю, на эту тему следует немного порассуждать – о революции и принципе коллективной ответственности.
Что такое принцип коллективной ответственности?
Принцип коллективной ответственности – это одна из наиболее древних правовых форм, которая содержится в еще общинном, доправовом, догосударственном обществе в форме традиции, обычая. Возникает оно на том этапе, когда общество объективно поделено на отдельные устойчивые хозяйственные образования – родовые/соседские общины. В таком случае единичное закономерно не выделяется из общего. Так как отдельный индивид ничего из себя в экономическом смысле не представлял, его жизнь была жестко регламентирована тем социумом, в котором он жил, то и ответственность он персональную нести не мог – во-первых, он ее не мог понести экономически (например, компенсировать ущерб), так как в родовой общине, да и в соседской тоже, ничем существенным не обладал – все, что имело более-менее существенную ценность, было собственностью рода/общины. Потому вполне логично, что принцип коллективной ответственности был одним из основных в традиционном праве на этапе первобытного общества в той его стадии, когда уже есть зачатки правовых и собственнических отношений, но государства еще нет.
Эксплуататорские отношения коренным образом изменили традиционное право – во-первых, выделился слой собственников, обладавших полной экономической самостоятельностью, соответственно, мог нести и персональную ответственность, во-вторых, эксплуататорские отношения разделили общество не по родоплеменному признаку, а по признаку эксплуататоров/эксплуатируемых, следовательно, применение принципа коллективной ответственности по классовому признаку означало фактически либо революцию (когда эксплуатируемые применяют этот принцип ко всем эксплуататорам), либо лишение эксплуататора рабочей силы, что объективно было невыгодно. Соответственно, традиционная норма коллективной ответственности начинает вытесняться ответственностью личной.
Однако не стоит думать, что отношения собственности лишают принцип коллективной ответственности вообще какой-либо почвы. Дело в том, что личную ответственность нести может только тот, с кого есть что взять – а конкретно, собственник. Раб же не являлся собственником даже самого себя – следовательно, коллективная ответственность достаточно широко применялась классом эксплуататоров к эксплуатируемым. 400 рабов Педания Секунда, казненных по принципу коллективной ответственности за убийство одним из рабов своего хозяина (к вопросу, коллективная ответственность рабов была прописана в хваленом буржуазными юристами как основа буржуазного права римском праве) должны бы убедительно говорить о несостоятельности доводов буржуазных романтиков о несовместимости частной собственности и коллективной ответственности. Правда, был еще такой нюанс, что коллективная ответственность эксплуатируемых перед эксплуататорами  в соответствии с законами диалектики порождала и обратную ответственность – точно так же коллективную. Так, например, во время Сицилийского восстания (одного из очень немногих относительно успешных восстаний рабов, когда рабы сумели создать свое государство и некоторое время удерживать за собой Сицилию), рабовладельцы по принципу коллективной ответственности вырезались, поражались в правах и отдавались в рабство общинам освобожденных рабов/вожакам отрядов рабов, при этом на личную степень вины смотрели в самую последнюю очередь – судя по скудным описаниям, выживание рабовладельца зависело от желания левой пятки рабов более, чем от степени мягкости режима в его латифундии.
Еще один нюанс заключается в том, что мы никогда не имеем эксплуататорские отношения – в силу стихийности самих отношений частной собственности, эти отношения проявляются одновременно в одном и том же обществе в разных формах. Множественность форм частной собственности – это непреложный закон всех эксплуататорских формаций. В античном рабстве сосуществовали классическое античное рабство, личная зависимость крестьян наподобие феодальной, общинное землевладение, личное натуральное хозяйство. Когда мы говорим  о рабовладельческой формации, то мы говорим о том, что основным товарным производителем были античные рабы, которые и позволяли содержать все публичные органы государства и именно владение рабами определяло господствующий класс. Точно так же и в феодализме, и в капитализме мы имеем широкий спектр собственности – от общинной и личной мелкой собственности натурального хозяина до античного рабства и капиталистического предприятия. В соответствии с этим многообразием форм принцип коллективной ответственности в частнособственнических формациях продолжал активно применяться в основном по отношению к эксплуатируемым – феодал гораздо чаще имел дело не с частным хозяйством отдельного крестьянина, а с крестьянской общиной, так было проще управлять, да и отдельные хозяйства и не могли справиться с нужным объемом повинностей. Потому деревни запросто сжигались со всеми жителями, даже если речь шла о пьяной драке местного буяна с парой дружинников. Этот же принцип распространялся и на отдельные группы эксплуататоров – например, классовые чувства не мешали гугенотам резать католиков, а католикам гугенотов, хотя гугеноты были противниками абсолютизма только в общем и с большим приближением, а в частности там монархист на монархисте сидел и о сильном короле мечтал, опричники развешивали по воротам классово близких новгородских бояр, не разбираясь, кто из них больше или меньше государя любит.

Революция и принцип коллективной ответственности.
Казалось бы, капитализм, который признал, наконец, право каждого индивида собственником – как минимум, собственной рабсилы, должен бы распроститься с принципом коллективной ответственности. В капитализме субъектом является в первую очередь именно индивид  - капиталист именно за такое состояние и борется, чтобы атомизировать общество, потому что индивид на рынке труда является СЛАБЕЙШИМ контрагентом. Борьба капиталистов Англии против чартизма, пусть даже и самых примитивных, идеологически бессильных, даже рептильных организаций пролетариев есть проявление именно этой стороны частнособственнических отношений. Однако отказа от принципа коллективной ответственности не последовало, кроме как на словах. Буржуазные революции (именно они) выдвинули принцип коллективной ответственности по классовому признаку  в качестве одного из основных принципов революционного права. Робеспьер, Дантон, Марат обосновывали кары против аристократов как симметричным применением принципа коллективной ответственности противниками республики, так и необходимостью лишить аристократию почвы для сопротивления.
Основное теоретическое достижение буржуазно-революционных идеологов состоит в том, что они дошли-таки до классовой теории и до классовой борьбы. В условиях обостренной классовой борьба авангард класса мобилизует все силы класса, в силу чего выделить в классовой борьбе «комбатантов» и «нонкомбатантов» невозможно ни теоретически, ни практически. Головы аристократов, в значительной степени слабо представлявших себе собственную вину, катились в корзины с опилками , и никого из буржуа, отжимавших у аристократов поместья, обеспечивших себе должности и привилегии в буржуазном государстве, не смущало. Аналогично и сжигались деревни шуанов, не разбираясь, кто там как относится к кровопийце-помещику. Разбираться в таких тонкостях столь грубым правовым аппаратом, который имелся в распоряжении республиканцев, было просто невозможно. В общем, буржуазные идеологи провозгласили, что «кто не с нами, тот против нас».
Как ни странно, но именно этот тезис, провозглашенный либералами всего мира людоедским, есть условие перехода в революционном праве от коллективной к персональной ответственности. Единственным способом для аристократа или шуана избавиться от проклятия собственного происхождения или ярлыка роялиста – это активное участие в революционных мероприятиях. В таком случае он лично отвечал за свои поступки. Измена генералов из числа аристократов  никак не сказалась на судьбе множества бывших феодалов-революционеров типа Лафайета – Лафайета, конечно, якобинцы хотели «женить на вдове», но не за факт принадлежности к первому сословию, а за реальные шашни с королевской семьей. Фактический резкий раскол класса аристократов не позволял рассматривать активных революционеров из их числа как представителей сообщества аристократов. Фактически это был первый опыт революционного права , общего для всех революций, берущего начало в классовой структуре общества и ожесточенной классовой борьбе, доходящей до своего пика и связанной с коренной ломкой экономического уклада. Одним словом, принцип коллективной ответственности – это общий правовой принцип, применяемый в различных условиях, в которых личная ответственность так или иначе невозможна.
Обычно трактуется принцип коллективной ответственности примитивно - как форма террора, то есть устрашения. Однако с чисто правовой точки зрения это есть форма неотвратимости наказания, как бы цинично это ни звучало. Принцип хорошо сформулирован в известной фразе папского легата: «Убивайте всех, бог узнает своих». Так этот принцип, по сути, и трактовался в Хатыни и Сонг-Ми.  Отказ от применения принципа коллективной ответственности подрывает основу любой правовой системы – принцип неотвратимости наказания. Стоит выбор – либо карать виновных и невиновных, в таком случае виновные будут наказаны 100%, или карать только виновных, что при практической невозможности выявить степень личной вины выливавется в «не карать». Это обоснование опять-таки почерпнуто в буржуазном революционном праве, правда, обосновывалось достаточно робко – сам Робеспьер упирал на безусловную виновность всех наказанных, освобожденных же им собственноручно невиновных, попавших под трибунал, называл «патриотами», которых оклеветали. В принципе, вся борьба Робеспьера вокруг принципов работы Революционного трибунала как раз крутится вокруг проблемы обеспечения активного применения кар, невзирая ни на что и обеспечения трибуналу хоть минимальной компетентности. Впрочем, и кроме Робеспьера были в Конвенте сторонники вырезания аристократов под корень, невзирая ни на что. Несовершенство правовой системы, полицейского и судебного аппарата неизбежно выливается в эту форму реализации ОБЫЧНОГО ТЕРРОРА ЛЮБОГО ГОСУДАРСТВА (которое, собственно, для вооруженной защиты правящего класса и существует).
Прежде чем приступать к специфике пролетарского революционного права, требуется упомянуть об одной общей вещи, которой часто смущаются наивные левачки. Ни одно классовое общество не может функционировать без права. В силу этого мы можем говорить лишь о РАЗНЫХ системах права в рамках одной формации, но не о бесправии как таковом. Право может быть военным, революционным, стихийно сложившимся, оккупационным, но отсутствовать совсем оно не может – правящий класс не может управлять без этого института. «Неработающее право», «бесправие» - это скорее категория моральная. Состояние «беспредела» - это короткий исторический миг, когда одна система ушла, другая еще не устоялась. Например, на Украине в 2014 этот миг продолжался не более трех-четырех месяцев, затем какая ни есть, но правовая система сложилась вполне рабочая.  Если формально декларируемое право не работает, это значит только, что декларируемое публичное право не соответствует фактическому праву. И опять же, именно Робеспьер обосновал этот разрыв как характерную черту революционного правительства, как работающего в чрезвычайных обстоятельствах, в котором писанные законы заменяются требованиями политической, военной, экономической необходимости.
Кое-что о принципе коллективной ответственности в пролетарском революционном праве.
В силу того, что основные принципы революционного права берут начало в более общих, чем собственно особенности господствующего класса, то особенности касаются только того, КТО и КОГО и за какие действия подвергает наказанию. В советском революционном праве, складывавшемся с 1917 года все правовые нормы были подчинены одному – научно осознанной необходимости. Именно поэтому в разных регионах правовые системы и формы реализации права складывались различно, и в некоторых вопросах прямо противоречили друг другу – разные обстоятельства, разные формы. Одни формы и институты власти в Гражданскую менялись на другие с быстротой необычайной – ВРК менялись на Советы, Советы на ревокмы, ревокмы на комендатуры и опять на советы. Уполномоченные, комиссары, представители тех или иных органов разъезжали по стране с разными функциями и полномочиями. Степень ответственности каждого учреждения была неопределенна – смешалась хозяйственная, исполнительная, законодательная, судебные «ветви  власти». Наряду с значительной долей бардака, практически неизбежного в ходе коренной ломки эксплуататорского государства, в этих явлениях заключалось то самое революционное право, которое руководствуется целесообразностью, а не формальным законодательством. В советском революционном праве не было слепого поклонения форме, наоборот, формы постоянно подчинялись требованиям необходимости.
Надо сказать, что равно как и революционные буржуазные демократы ВФР осторожно оправдывали принцип коллективной ответственности и выступали против требований «бешенных» о поголовном терроре, большевики в принципе выступали за адресность репрессий.  Постоянные и систематические призывы партии большевиков отделять агнцев от козлищ в ходе Гражданской отражали это теоретическое положение о революционном праве как системе четко определенных норм, в котором гражданин является самостоятельным субъектом и отвечает только за свои действия.
Однако практика Гражданской войны поставила большевиков перед несколькими факторами:
 - массовое применение коллективной ответственности противниками (ну, например, казаки вырезали станицы «иногородних» за массовую поддержку большевиков), Колчаковские каратели перепарывали поголовно население деревень даже из «профилактических» соображений, националисты устраивали еврейские погромы;
 - большевики столкнулись с социально отсталыми группами и слоями, в которых были сильны принципы круговой поруки, родоплеменного строя;
- слабость собственного следственного и карательного аппарата, не позволявшего адресно применять репрессии.
Это в чрезвычайных ситуациях ставило перед необходимостью применения репрессий по принципу коллективной ответственности, что практиковалось по необходимости где-то больше, где-то меньше. В разных ситуациях применялись децимации к дезертирующим или контрреволюционно настроенным частям (или за дикие проступки вроде мародерства или погромы), массовые выселения кулацких хуторов за невыполнение приказов и сопротивление их проведению, взятие семей в заложники, репрессии по классовому признаку. В практически каждом случае невозможность адресного применения террора обуславливалась обстоятельствами, настоятельной необходимостью террором подавить сопротивление и наладить дисциплину. Надо сказать, что коллективная ответственность предполагала и коллективную повинность – на буржуазию отдельных городов и местностей накладывали контрибуции, она несла повинности как некоторый коллектив (например, на рытье окопов или уборке улиц),кулацкие села получали разнарядки на гужевую повинность, дровяную, фуражную,  из  числа буржуазии брались заложники и т.д.
Но надо заметить еще раз, что из этих мер исключались активные участники революционного движения. Так, например, революционные матросы реквизировали собственность у отца Троцкого, однако к самому Троцкому никто не подкатывал с вопросом пойти покидать снежок на улице Москвы в качестве мобилизованного представителя класса  буржуа. Такое отношение есть прямое следствие революционного отхода от права формального, которое позволяло трактовать все правовые нормы в рамках целесообразности.
Пролетариат фактически ничего не внес в революционное право ничего того, чего не было бы в революционном буржуазном праве, кроме научного подхода. Если Робеспьер апеллировал к «внутреннему чувству» судей ревтрибуналов (требовать научного подхода к делу было при общем состоянии обществоведения у буржуазного класса вообще немыслимо), то целесообразность ставится во главу угла красного террора. При всех грозных воззваниях и резолюциях масштабы репрессий во-первых, были существенно ниже, чем об этом декларировалось (см. напр.Ратьковский https://vk.com/doc182881627_419308150?hash=38ed95b5e2246fed40&dl=8108a28859435b67f4), а во-вторых, он проводился таким образом, чтобы наименее страдали народное хозяйство и госаппарат, в силу чего м если и можем говорить о коллективной ответственности, то только как ограниченной и локальной.
Однако не только политическая целесообразность принципа коллективной ответственности служила источником его фактического применения. Дело в том, что строительство революционного госаппарата – дело не одномоментное, и в силу того, что в этом процессе принимают участие широкие массы, то имеется значительная доля стихийности как в подборе кадров, так и в контроле за деятельностью тех или иных частей аппарата. И тем более партия не могла сразу взять контроль над стихийными массовыми настроениями, которые принимали форму расправ по принципу коллективной ответственности. Было бы странно, было бы немыслимым подвигом, если бы удалось удержать рабочих и крестьян, потерявших родных и товарищей от белого террора от мести по классовому признаку в каждом конкретном случае. В значительной степени приходилось просто стихийный террор вводить в нормативные рамки коллективной ответственности, чтобы иметь ХОТЬ КАКОЙ-ТО контроль за ситуацией. В революции стихийность очень часто давит целесообразность, научный подход. Низкий научный уровень широких масс служит постоянным источником ошибок в проведении политики – это большевиками, и в частности Лениным, хорошо осознавалось. Сейчас, пожалуй, с  точки зрения потерпевших поражение, мы может гораздо лучше осознавать, где политика была целиком научной, а где была сделана уступка стихии и должны не превозносить ошибки, а их признавать,  и находить даже в научном управлении элементы ошибок.
Однако, возвращаясь к нашим чеченцам и депортациям, можно легко увидеть, что депортации были лишь формой применения общего принципа коллективной ответственности. Так как в 1944 году госаппарат и правовая система сложились и были сильны от стихийных влияний, то мы можем их рассматривать в меньшей мере как уступку стихии, а только как целесообразную и осмысленную политику. Среди горских народов пережитки первобытно-общинного строя были настолько велики, что применение принципа личной ответственности было невозможным – родоплеменные сообщества покрывали преступников, поддерживали и помогали, ставили интересы семьи/тейпа выше общественных. Но и прощение этого по факту невозможности привлечения к ответственности было нецелесообразным – безнаказанность развращает. В результате применен был принцип коллективной ответственности. Судя по относительной мягкости наказания за достаточно серьезные преступления, основной задачей наказания было все-таки не покарать, а разрушить среду родоплеменного сообщества – на местах поселения население было в значительной степени смешанным, чеченцы привлекались в промышленность, расселялись некомпактно, урбанизировались частично. Это создавало предпосылки перевоспитания. В принципе, воспитательный эффект депортации вполне подтвердился - чеченская диаспора в РФ/Казахстане, которая ведет начало от переселенцев, в чеченских войнах 90-х «пятой колонной» так и не стала. Даже тот рыночный шок, который для россиян устроил нежно поминаемый буржуями всех мастей Боренька с командой эффективных менеджеров по прихватизации, потомков этих переселенных чеченцев не вытащил из Новосибирска, Алма-Аты и Барнаула в горы Кавказа воевать за Ичкерию. Просто были потеряны те родоплеменные связи, которые питали дополнительно национализм и толкали чеченцев в кровавую мясорубку.
И остается последний вопрос – а будет ли применен в будущей революции принцип коллективной ответственности?
На это марксист с достаточной уверенностью говорит – ДА, БУДЕТ. Потому что марксист великолепно понимает те условия, которые требуются для применения принципа личной ответственности:
 - высокий научный уровень работы революционного госаппарата;
 - достаточные экономические и кадровые мощности госаппарата;
 - слабое стихийное давление малограмотных в политическом смысле пролетарских масс;
 - отсутствие крупных групп противников, среди которых личную ответственность установить невозможно, групп с пережитками патриархальщины и традиционных форм общества.
Кроме первого пункта, все остальные напрямую не зависят от коммунистов – вряд ли до революции удастся даже развернуть партию настолько, чтобы иметь возможность в сжатые сроки развернуть госаппарат с нужным качеством. Безусловно, коммунисты борются за повышение качества сознания как собственно партийцев, так и широких масс, и в теории мы должны выступить, когда у нас есть достаточно кадров сформировать аппарат, а хозяйство в таком состоянии, чтобы реализовать экономически содержание и проведение этим аппаратом всех требуемых мер. Однако капиталисты оставят нам разрушенную экономику, отупевшую в значительной степени пролетарскую массу, среди которой будут цвести религиозность, патриархальность, трайбализм и все прочие радости распада и разложения, нам придется действовать в условиях, далеких от идеальных (еще ни одна революция даже не приближалась к таким условиям), а потому, надо будет прилагать все мыслимые усилия для того, чтобы опрокинуть бешенное сопротивление капитала, который не преминет опереться на широкие и отсталые группы масс. Это все не позволит положить в стол принцип коллективной ответственности – в первую очередь по классовому признаку.
У капиталиста есть только один способ не пострадать «за компанию» в революции – самому стать революционером, отдать силы и средства для революции. У представителей различных групп населения есть точно такой же способ не попасть под раздачу – активно удерживать как лидеров этих групп, так и отдельных членов их от активного антикоммунизма, а по возможности организовывать групповую поддержку коммунистических сил. Классовая борьба такова, что отсидеться по принципу «моя хата с краю» все равно не удастся.  Крайних хат под артобстрелом не бывает в принципе.
r3dthr3at: (фредди)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] daemon77 в Диктатура прекариата
Оригинал взят у [livejournal.com profile] oldgoro в Диктатура прекариата
Оригинал взят у [livejournal.com profile] dikypanda в Диктатура прекариата
Оригинал взят у [livejournal.com profile] gutsuland в Диктатура прекариата
В России все шире распространяется прекариальный труд. Это непостоянная работа, негарантированная и невысокая оплата, нерегламентированное рабочее время. Никакого обучения, никакого социального пакета, никакой охраны труда. И еще один важный момент — никакой возможности защитить свои позиции и права.

Будущее приходит к нам не только в виде технического прогресса. Приходится вспоминать и, оглядываясь вокруг, узнавать кое-что из социальных образов, которые довольно часто использовались в футуристике.

Как-то неожиданно материализовались образы людей, которыми населено будущее из классических антиутопий, так называемые социальные низы. Этих людей авторы называли по-разному. Дж. Оруэлл окрестил их «пролами» — неинтересными государству, живущими за пределами зоны, предоставленной «нормальным гражданам». Иван Ефремов называл их «короткоживущими», которых рожали, выращивали и использовали, как рабочую силу, пока они были здоровы, а потом отправляли умирать, как выполнивших свою функцию.

А сегодня заговорили о новом социальном классе – о прекариате. Прекариат — это по аналогии с пролетариатом.

К пролетариям в классическом марксизме относили тех, кто не имеет собственности на средства производства, а в домарксистскую эпоху — просто неимущих, пригодных для любого использования.

Прекариат — это те, кто не имеет нормальной работы, кто трудится в условиях прекариальной, или, как ее еще мягко называют, неустойчивой занятости.

Read more... )
r3dthr3at: (фредди)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] zogin в К вопросу о бессмысленных профессиях
Насчёт вот этого http://social-compas.livejournal.com/3690.html Я понимаю, автор выдержал традиционный марксисткий канон и связал действительно имеющую место быть крайне зловредную тенденцию с существующей капиталистической системой и властью финансового капитала. Примеры:

Ответ на этот вопрос лежит не в плоскости экономики, но в плоскости политики. Правящий класс, очевидно, понял, что счастливое население, обладающее свободным временем, представляет для него смертельную угрозу — подумайте только о том, что начало происходить в 60-х годах, когда наше общество лишь начало приближаться к этому состоянию.

или чуть пониже

Если бы кто-то специально разрабатывал режим разделения труда, наилучшим образом приспособленный для сохранения власти финансового капитала, сложно представить, как он мог бы улучшить уже существующую систему. Из настоящих работников производительного труда беспощадно выжимают все соки. Остальные разделены на терроризируемый обществом слой всеми презираемых безработных и более крупный слой людей, которым по сути платят за то, что они ничего не делают. При этом последние находятся в положении, которое заставляет их идентифицироваться с перспективами и мировоззрением правящего класса (менеджеров, администраторов и так далее) и особенно его финансовых аватаров, но вместе с тем воспитывает ненависть ко всякому, чья работа имеет четкое и неоспоримое общественное значение. Разумеется, эта система не была никем сознательно разработана — она появилась в результате почти ста лет проб и ошибок. Но она является единственным объяснением того, почему, несмотря на весь технологический прогресс, мы все еще не работаем по 3-4 часа в день.

Но пмсм в данном случае этот подход бьёт мимо цели. Никакой финансовый капитал тут не причём. Вот возьмём СССР никакого финансового капитала там не была, а ситуация была похожая. Население предъявдляло социальный спрос на высшее образование и "интеллигентные" рабочие места, партия и правительство как могли удовлетворяли этот запрос, в результате социальная картина в позднем СССР отличалась от современной только деталями (меньше торговых работников, больше ИТР). Но значительная масса этих ИТР были тоже бессмысленными, не для всех находились достойные задачи скажем так. Интель ушедший с горя в работяги - весьма распространённый типаж в позднем Сооюзе.

Читать далее )
r3dthr3at: (фредди)
Искандер, \а почему нельзя в критерии рабочей партии нового типа включить антиавторитаризм,например?\

тоталитаризм, авторитаризм не являются научными терминами, это термины из либеральной политологии, которая наукой считаться не может. Эти термины идеологемы, которые по существу не пойми что. Политология лишь описательная дисциплина.

В марксизме таких терминов нет, как нет и таких явлений в объективной действительности. Грубо говоря, нет ни тоталитаризма, ни авторитаризма, есть термины взятые из головы, а не из объективной действительности. Поэтому, расплывчатые вещи, бред не установленный общественной наукой - марксизмом, не могут быть положены в организационные принципы партии.

А вот в критерии новой партии обязательно должно быть заложена научность, признание единственности объективной истины, ее конкретности, познаваемости. Это очень важные вещи. Если коммунист вышеуказанное не признает, то он не может считаться диалектическим материалистом, а значит коммунистом, он просто банальный субъективный идеалист, в лучшем случае материалист вульгарный.

http://m.vk.com/wall12201227_35984?from=feed70175_1441692000_5/31
r3dthr3at: (фредди)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] n_petrovich в О реакционности лозунга "восстановления СССР"

В данный момент данный лозунг крайне реакционен и с повестки дня должен быть решительно снят всеми, кто причисляет себя к коммунистам. Нет сейчас у не организованного в класс пролетариата ни малейшей возможности восстановить СССР на основе пролетарской диктатуры.

Зато возможность и желание прибрать к рукам бывшие советские республики есть у российской империалистической буржуазии, которая, пользуясь данным лозунгом и наивностью масс в постсоветских республиках, проводит свою империалистическую политику. Мещанские мечты обывателей о советских пенсиях, зарплатах и ценах не только не имеют к коммунизму никакого отношения, но и используются российской буржуазией в империалистических целях.

Кроме того, в постсоветских государствах принятие данного лозунга левыми справедливо воспринимается "национальной" буржуазией как угроза их национальному государству, что ведет к репрессиям в адрес левых организаций. Давно уже нет СССР, а "единая общность - советский народ" начал разлагаться уже после смерти Сталина и по мере рыночного перерождения советской экономики.

Коммунисты не идеализируют советский опыт. Коммунисты готовы использовать в своей пропаганде достижения СССР. Но огульно призывать к "восстановлению СССР", когда коммунистическое движение в зачаточном состоянии, - это игра в буржуазные ворота.


r3dthr3at: (фредди)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] with_astronotus в О проигравших путчистах.
В наши дни по поводу каждой годовщины ГКЧП многие левые блоггеры льют слёзы: кто неподдельные, а кто и крокодиловы. С вашего позволения, я к хору плакальщиц не присоединюсь. ГКЧП не мог бы победить, а если и победил бы, то последствия этого были бы, пожалуй, ещё фатальнее, чем нынешний бардак.

Почему?

Дам ответы списком.

1. ГКЧП и его сторонники не озаботились налаживанием пропаганды. По сути дела, сам способ организации путча вызвал у большинства населения такое глубокое возмущение именно потому, что был продолжением погубившей СССР номенклатурно-кулуарной политики, заговоров молчания, Таманской дивизии на стогнах и «Лебединого озера» по телеку. Путч заставил крякнуть от удовольствия партийную номенклатуру, высокопоставленных военных, сотрудников КГБ, оборонки, ведомственных главков — то есть, всех тех, кто примазался давно и прочно к кормушке при власти, стремительно и эффективно утратившей связь с народом. Народ не мог терпеть этого ни при каких обстоятельствах. И большинство не поддержало ГКЧП.

2. Из первого пункта логически следует и второй: ГКЧП органически неспособен был предложить населению СССР никаких значимых ценностей, кроме тех, которые к тому моменту и так уже были безнадёжно дискредитированы советской официозной пропагандой. Труд ради труда, культ мёртвых пионеров, вера во всемогущество спецслужб и тому подобны постулаты позднесоветской культуры не могли не вызывать омерзения у всякого мыслящего человека (а таких в СССР было простое большинство), К сожалению для мыслящих людей, не всякая мысль глубока, оригинальна и способна предвидеть последствия. В итоге, освобождение от засилия дурацких идеологических кричалок обернулось ещё большей несвободой, даже откровенным рабством. Но тогда понять и предвидеть это не способно было абсолютное большинство населения, привыкшего питаться официальной пропагандой, а чтобы не было так пресно — приправлять её диссидентскими специями.

3. ГКЧП допустил ту же ошибку, которую впоследствии допустили многие команды в виденных мной ролевых играх: построил свою программу на отрицании. «Не допустим, не пропустим, не забудем, не простим» — суть лозунгов ГКЧП. У путчистов не было ничего позитивного, ничего, что они могли бы предложить взамен ельцинско-собчачьего бреда о «свободе от советского рабства». Вместо этого ГКЧП предлагал сохранить имеющееся, уже очевидно обречённое на слом историей, более того — предлагал вернуться к ещё более консервативным, более жёстким формам застоя, чем те, которые обернулись катастрофой для страны ещё до начала «гонки на лафетах». В скорую победу коммунизма уже никто не верил, а против «многоукладной экономики» на словах не возражали и идеологи буржуазных реформ. В этих условиях предложенный ГКЧП консервативный вариант советского строя смотрелся ненужной надстройкой, а с учётом двух предыдущих описанных ошибок в идеологических построениях — вызывал настоящую и закономерную гадливость.

Вопреки известной пословице, очень даже можно войти дважды в одну и ту же реку (и нам придётся, вновь пройдя через все ужасы и мерзости неизбежной революции — такова расплата за пассивность советского народа, за прекраснодушную веру в автоматическую и неизбежную победу добра и за крестьянский менталитет, почти исключающий активное личное действие в любой борьбе, выходящей за рамки простой пищевой конкуренции). Но ГКЧП предлагал нечто более отвратительное и невозможное: дважды принять одну и ту же ванну, после того, как предыдущая грязь обнажилась и начала соскабливаться пластами. И советский народ в массе своей побрезговал столь негигиеничным предложением. В этом смысле, на идеологах ГКЧП лежит и доля ответственности за гнусности и катастрофы последующего периода. Они, вышедшие в вожди и лидеры народа, не нашли предложить этому народу ничего лучшего, как вернуться в номенклатурный рай; не требовалось быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что народ в изменившихся условиях не потерпит и не поддержит этого.

И ГКЧП проиграл. Престарелые зубры были сожраны молодыми шакалами. Что ж, как говорится, sad but true.

r3dthr3at: (фредди)
Очень познавательная дискуссия марксиста с левым националистом:

Левый националист:
"Я просто считаю, что российский пролетариат должен, прежде всего, заботиться о себе, поднимать свой уровень жизни. А не ущемлять себя, не отрывать от себя средства ради победы социализма в каком-нить Буркина-Фасо".

Марксист:
То есть вы отрицаете, что построение коммунизма - это общемировая задача? Предлагаете замкнуться в рамках одной территории, строить на ней коммунизм, "обогащаясь"? Типичные мелкобуржуазные идейки... Вот оно - следствие нежелания читать сложные тексты и непонимания диалектики. Капитализм не будет сидеть ровно, если существует хоть одно государство, успешно строящее коммунизм. Капиталисты будут так или иначе пытаться его ликвидировать. Поэтому тут либо они нас, либо мы их. Мировая революция никогда поэтому коммунистами с повестки дня не снималась, речь шла лишь о ёё формах.

Левый националист:
"И почему это пролетариат, у которого в стране что-то есть, должен поднимать чужой пролетариат, у которого в стране ничего нет? Тем более, если это в убыток себе".

Марксист:
Вы, батенька, не коммунист, а банальный мелкобуржуазный радикал, поскольку выше мелкособственнических соображений своим ленивым умишком подняться не в состоянии. Вы сводите роль пролетария к роли нового буржуа, который отстранив буржуев от власти, просто берет все себе в собственность и распоряжается ею точно так же капиталистически, то есть для своего собственного обогащения.

Вы не понимаете главного, что коммунисты берут власть не для поощрения мелкособственнических иллюзий пролетария, а для ликвидации отношений частной собственности в мировом масштабе. Вы же предлагаете эти отношения частной собственности укреплять. Дескать, "мое, и никому не дам". На самом же деле, плацдарм, захваченный коммунистами в одной стране, - есть достояние ВСЕГО пролетариата в мировом масштабе, и именно так он рассматривался в СССР в сталинские времена. К примеру, когда полуголодный советский народ в послевоенный период последним куском делился со странами народной демократии. Простой советский рабочий рабочий тогда понимал то, чего не понимаете вы. Что во всемерном развитии мирового коммунистического движения залог победы коммунизма и у него на родине. Сталинский тезис об усилении классовой борьбы по мере усиления коммунизма вы тоже забыли...

Что у одного пролетария ничего в стране нет, а у другого есть - это прямое следствие неравномерного развития капитализма. Пролетарий одинаково трудится и там, где есть ресурсы, и там, где их нет. Но эксплуатируется буржуазией больше там, где их нет, поскольку все затраты на закупку ресурсов буржуй перекладывает на пролетария. Вы предлагаете эту порочную практику распространить и на социалистическое государство, фактически, подразумевая под ним точно такого же эксплуататора по отношению к "чужим" пролетариям.

Что касается торговли между соцстранами, вы не понимаете, что на старую, капиталистическую торговлю эти отношения похожи лишь по форме; что эта торговля не имеет своей целью обогащение. Деньги при социализме совсем не равны деньгам при капитализме, отношения стоимости планомерно ликвидируются. Обо всем этом много писал Подгузов, но вам, видите ли, "сложно читать".

Таким образом, якобы защищая интересы "своего" пролетария, ваши взгляды ведут к поражению всего пролетариата как класса; не к коммунизму, а в обратную от коммунизма сторону, к построению национального капитализма.
Абсолютно закономерно, таким образом, ваше нежелание учиться привело вас в лагерь откровенных врагов пролетариата. За сим можно в нашей дискуссии поставить точку. Учите матчасть, как говорится.

https://m.vk.com/wall12201227_35572
r3dthr3at: (фредди)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] buntar1917 в Возрождение ленинизма или возрождение эсеровщины? (часть 5)

Теперь не мешало бы рассмотреть критику Сталина в исполнении Гачикуса. Вслед за троцкистами Гачикус пишет, что Сталин еще в 1924 году, в работе Об основах ленинизма" выступал как противник идеи построения социалистического общества в отдельно взятой стране, но в 1926 году скатился к национал-социализму:



"В начале главы VI работы "К вопросам ленинизма" (1926г.) Сталин приводит 2 свои цитаты из работы "Об основах ленинизма" (1924г.), первая – о возможности победы пролетариат в одной стране, вторая – о невозможности социализма в одной стране, и фактически отказывается от второй цитаты, прикрываясь всяческими отговорочками - здесь мы ясно видим "перелом" в его взглядах 1926г. по сравнению с 1924г. Его фактический отказ от 2-й цитаты - уже явный оппортунизм, изображение империализма социализмом (это как в романе Оруэлла "Скотский уголок": сначала на сарае было написано "Все равны", а потом приписали: "Но некоторые равнее"). Явно не тот смысл он вкладывал в те слова в 1924г., какой пытался им приписать в 1926г.
В начале 1930-х гг. Сталин заявил: "социализм у нас уже построен", т.е. он имел в виду явно не диктатуру пролетариата, т.к. "построить" такой социализм (т.е. диктатуру пролетариата), если здесь вообще уместно слово "построить" - означает просто-напросто совершить пролетарскую революцию. То есть, он понимал здесь под "социализмом" уже то, что может существовать лишь в мировом масштабе, а именно коммунизм
"


Read more... )
r3dthr3at: (фредди)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] sov0k в Почему коммунисты и "левые" суть две большие разницы.
Вот тут тов. Рыбовед сделал псто по этой теме, которое было бы очень хорошо, если бы в нём не было некоторых ляпов... Короче, я взял его за основу, вылил всю лишнюю воду, добавил кое-чего от себя по сути вопроса, и вот результат:
Read more... )

r3dthr3at: (фредди)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] buntar1917 в Типы социализма

Первый тип социализма - это социализм карася-идеалиста, социализм без политической борьбы, толерантный даже к абсолютной монархии. Социалистическая идея кажется настолько прекрасной, что для воплощения ее достаточно убедить сильных мира сего в ее истинности. Напишем царю-батюшке челобитную с планом реформ, и царь-батюшка дарует нам социализм. Другая часть "карасей-идеалистов" считает возможным строительство социализма "снизу", явочным порядком. Отличительной чертой "карасей идеалистов" является их наивная вера в "силу правды", они не видят у социализма врагов кроме невежества и глупости. Социализм "карася-идеалиста" является исторически самой ранней, самой незрелой формой социализма. Такой социализм существует лишь на уровне фантастических социальных проектов, утопий, рожденных в головах отдельных критически настроенных представителей образованного общества. "Караси-идеалисты" не связывают свои проекты с  интересами определенных классов, или общественных слоев. В наибольшей степени социализм "карася-идеалиста" был распространен в XVI - начале XIX веков, в эпоху раннего капитализма, когда пролетариат еще не выступил, или только начал выступать на арену истории как общественный класс со своими особыми интересами. С появлением пролетарско-революционного социализма, марксизма, старый добрый утопизм "карасей-идеалистов" пришел в упадок, но не умер окончательно. И в XX, и в XXI веке возникают новые поколения утопистов (многие из этих новых "карасей-идеалистов" называют себя "марксистами"), скептически относящихся к классовой борьбе и диктатуре пролетариата, и предпочитающих либо  "убеждать в необходимости социализма" сильных мира сего (как "марксистка" Ирина Арзамасцева), либо сочинять новые проекты "фаланстеров" (вроде "Проекта Венера" Жака Фреско или "Проекта Ноополис" Анатолия Федорова (Агафонова)), либо организовывать новые коммуны (израильские кибуцы, кооператив "Мондрагон", коммуна "Дубы-близнецы" в США).  Причина рецидивов старого утопизма в последние десятилетия - кризис рабочего движения, упадок левых партий, разочарование социалистов в способности пролетариата совершить общественный переворот (дескать, пролетариат неспособен быть правящим классом, все исторические "диктатуры пролетариата" на самом деле были диктатурами бюрократии, пролетариат умер и т.д.).

Второй тип - это наивно-демократический социализм. Для этого типа характерно разочарование в "добром царе-батюшке". Социалист приходит к выводу, что государство находится в руках тиранов, которые угнетают народные массы. Поэтому, для строительства социализма нужно завоевать свободу и демократию, дать народу возможность сказать то, что он на самом деле хочет сказать. Социализм - это заветная мечта широких народных масс. Всяких кайзеров в идеях социализма убеждать бесполезно, поскольку классовые интересы кайзеров противоположны интересам простого народа. Для этого типа социализма характерна вера в легальные, парламентские методы строительства социализма, в свободную конкуренцию политических идей, во всеобщее избирательное право. Наивно-демократические социалисты предпочитают делать ставку не на пролетариат, а на "большинство народа". Они могут признавать идею диктатуры пролетариата, но только если слово "диктатура" понимается не в прямом смысле, и в условиях, когда пролетариат составляет большинство населения, и тем самым диктатура пролетариата не противоречит "народовластию". Насильственная борьба против демократически избранных органов власти отвергается, поскольку это "насилие над народом", однако насильственные методы борьбы признаются допустимыми по отношению к антидемократическим режимам (например, против самодержавия). "Наивный демократизм" был характерен для раннего социализма эпохи буржуазных революций, когда пролетариат выступал в союзе с буржуазией против феодализма, как часть "третьего сословия", еще не до конца обособившись в отдельное "четвертое сословие", и находился под влиянием буржуазного демократизма. Общедемократизм, популизм этой разновидности социализма был следствием незрелости пролетариата, который еще не до конца осознавал противоположности своих классовых интересов интересам буржуазии, а также необходимости установления своей классовой диктатуры. "Наивно-демократический" социализм - это социализм, не отделившийся до конца от либерализма, полупролетарский-полубуржуазный социализм. В дальнейшем "демократический социализм" окончательно сформировался как мелкобуржуазное течение в левом движении, противоположное пролетарскому революционному социализму, провозглашающему необходимость уничтожения буржуазной демократии и установления диктатуры пролетариата. Являясь объективно левым крылом либерализма, "демократический социализм" в сегодняшней России выступает за классовое единение пролетариата и буржуазии во имя "буржуазной революции" против "феодалов", "бюрократии".

Третий тип - это революционно-авторитарный социализм. Особенность этого типа коммунизма - это разочарование не только в "силе правды", но и в демократических формах, в избирательном бюллетене. Социалист приходит к выводу, что для победы социализм недостаточно вернуть пролетариям политические права, эксплуататоры могут осуществлять свою классовую диктатуру даже в демократических условиях, в условиях, когда пролетариат составляет большинство избирателей. Классовая диктатура не обязательно должна держаться на полицейском терроре, она может держаться и на манипуляции сознанием. Но даже если пролетариат перестанет верить буржуйской пропаганде и приведет к власти социалистов вполне демократическим путем, этого недостаточно для победы социализма. Социалистическая революция уже в силу своей глубины требует радикальных, насильственных методов. Дело здесь не только в том, что эксплуататоры неизбежно поднимут "бунт в защиту рабства", но и в том, что социалистические преобразования на первых порах скорее всего приведут не к улучшению, а к ухудшению качества жизни трудящегося населения. В таких условиях контрреволюционная пропаганда эксплуататоров может найти отклик у трудящихся масс. Все это может вылиться не только в путчи малых контрреволюционных групп, но и массовые контрреволюционные движения. Уже не только буржуи, но и простые люди будут требовать "откатить назад" революцию. Поэтому, социалистическая революция несовместима с политическим "laissez faire". Революционная диктатура для того нужна, чтобы сделать революцию необратимой, и коммунисты должны играть роль "заградотряда", препятствующего отступлению пролетариата назад к капитализму.

Четвертый тип - это ревизионизм, отступающий социализм. Для этого типа социализма характерно разочарование в социалистической теории и особенно практике, стремление пусть хоть к частичной, но переоценке ценностей, частичному признанию "правды антикоммунизма". К этому типу не совсем верно относить тех, кто критикует революцию за недостаточный авторитаризм и недостаточно глубокое преобразование экономики, тех, кому "мало совка" (например, бордигистских или "анти-ревизионистских" критиков СССР). Речь идет именно о правых, оппортунистических критиках, которые, впрочем, могут порой прикрываться "ультралевым" флагом, что нередко оказывается временным явлением: правизна в итоге вылезает все равно (автору этих строк нередко приходилось наблюдать превращение "анархо-коммуниста" в "социал-демократа", за которым, в свою очередь, следовало превращение в праволиберала/нацдема). Для этого типа социализма характерно отвержение авторитарных методов, которые противоречат освободительным идеалам социализма и ведут только к "новому рабству", отвержение "реального социализма" за его несоответствие "идее свободы", тяготение к более умеренной и рыночной концепции социалистического хозяйства, частичное принятие аргументов Бруцкуса, Мизеса и Хайека. "Отступающие социалисты" не хотят ради перехода к социализму терпеть авторитаризм, поскольку, по их мнению, "такой ценой социализм все равно не купишь", "совок все равно рухнул". Хотя "отступающий" социализм схож с "наивно-демократическим" социализмом, между ними есть разница: для "наивно-демократического" социализма "точкой отталкивания" является капитализм, и в революционно-авторитарном социализме он не видит врага, тогда как для "отступающего" социализма "точка отталкивания" - это именно "неправильный" социализм, а капитализм - "не такая уж и плохая штука, по сравнению с...". В вопросе о формационной природе "реального социализма" такие "отступающие социалисты" предпочитают следующие теории: "нерыночный государственный капитализм", который "хуже обычного капитализма", либо "докапитализм" ("политаризм", "рабовладельческий строй", "феодализм"), либо "посткапиталистическое варварство как альтернатива социализму", которое опять же "хуже капитализма", либо "все-таки социализм, но плохой, гораздо хуже капитализма", либо просто "исторически ублюдочная формация". Понимание природы такого явления как фашизм у "отступающих социалистов" в основном либеральное: они отвергают известное "димитровское определение" и прочую "классовую демагогию", предпочитая отождествлять фашизм с "тоталитаризмом" и "авторитаризмом" вообще. "Отступающий социализм" часто представляет собой переходный феномен к "чистому" антикоммунизму: результатом "археологических раскопок" нашего "критического социалиста" часто оказывается вывод, что "все левацкие идеи - терроризм да ахинея" (Paperdaemon), "все социалюшки одним миром мазаны" (Сталин был по сути фашистом, Ленин был по сути сталинистом, Маркс был по сути ленинистом, немарксистские социалисты являются по сути теми же марксистами и т.д.). "Отступающий социализм" в наибольшей степени характерен для буржуазно-интеллигентских попутчиков пролетариата (вроде русских "легальных марксистов", американских "отступающих интеллигентов" 30х годов, французских "новых философов") которые приходят к "переоценке ценностей" в основном под влиянием общего кризиса левого движения, негативного опыта строительства "реального социализма", изменений интеллектуальной моды, своего материального положения и просто по велению левой пятки.


r3dthr3at: (фредди)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] askof в Ссанизм

Ссанизм – политическая идеология, в основе которой лежит представление о том, что каждый человек должен заниматься "своим делом".

Наиболее распространена среди отчуждённых от политических прав масс, смирившившихся с собственным положением.

ssebya

В высокой политике проявляется в виде элитаризма (напр., бюрократократия, фашизм). Представление о том, что задача кухарки – готовить, а чиновника – править, естественным образом приводят к отмиранию механизмов влияния кухарки на чиновника.

В повседневной жизни проявляется в виде отказа человека от борьбы за свои права под предлогом того, что нужно покрасить обои и прибраться на лестничной клетке. Сопровождается иррациональной верой в то, что если каждый покрасит обои, уберётся в подъезде и, вообще, займётся собственным делом, то жизнь в стране и в мире сама наладится.

Причины:

лень

рационализация (политических прав хочется, но их нет, надо убедить самого себя, что виноград зелен)

религия (некоторые религии, особенно сросшиеся с государством, отрабатывают заказ по воспитанию в народных массах смирения(тм), впрочем, бывают и обратные примеры, когда религия призывает человека ставить и выполнять сверхзадачи)

Этимология

Происходит от лат. sanus - здоровый (в том числе психически), наделённый здравым смыслом, спокойный. Приставка с- необходима, чтобы отличать ссанизм от санизма – разновидности дискриминации, а также, чтобы подчеркнуть экскрементарную суть явления.


r3dthr3at: (фредди)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] iwia в Субботний ликбез-35: отношение к другим политическим партиям в РСФСР и СССР
Довольно распространено мнение, что большевики изначально стремились к однопартийности.

Это не так - более того, уже само взятие власти на II Всероссийском съезде Советов потребовало сотрудничества с еще не оформившимся в отдельную партию левым крылом эсеров (именно левые эсеры на начальном этапе были крупнейшей из сотрудничавших с большевиками партий). На тот момент левые эсеры, несмотря на оказанную большевикам поддержку в смене власти, тем не менее пытались добиться создания правительства с участием других называющих себя социалистическими партий ("однородного социалистического правительства"), но в итоге меньше чем через месяц после Октябрьской революции левые эсеры согласились присоединиться к правительству.

При этом левые эсеры не были близки к большевикам в теоретическом и идеологическом плане, они оставались народниками, а не марксистами - но совпадение по большинству вопросов практической политики в тот момент оказалось важнее.

Другие партии - наследницы старых РСДРП и партии эсеров - также на тот момент оставались легальны, под запрет попали лишь либеральные (кадеты, запрещенные Декретом об аресте вождей гражданской войны против революции 28 ноября (11 декабря) 1917 г.) и правые партии.

В правительстве левые эсеры оставались лишь до Брестского мира, который не приняли, однако на ответственных постах в советских учреждениях они продолжали работать до лета 1918 г. (включая даже пост заместителя председателя ВЧК, который занимал сыгравший важную роль в левоэсеровском мятеже 6 июле 1918 г. В. Александрович).

Выступление левых эсеров в июле 1918 г. оказалось как нельзя некстати - они выступили с р-р-революционным лозунгом борьбы с Германией тогда, когда белые (среди которых на тот момент главной силой были их недавние однопартийцы по партии эсеров) благодаря чехословацкому мятежу захватили Сибирь, Урал и часть Поволжья.

После 6 июля 1918 г. от левых эсеров откололось еще две партии, выступившие за продолжение сотрудничества с большевиками - Партия народников-коммунистов и Партия революционных коммунистов, впоследствии влившиеся в РКП(б).

Из других политических партий и движений, ведших легальную политическую деятельность, можно назвать эсеров-максималистов (близкую к анархизму группу, отколовшуюся от партии эсеров еще в ходе революции 1905-1907 гг.), занимавших промежуточную позицию между большевиками и меньшевиками "социал-демократов-интернационалистов" во главе с будущим видным дипломатом Лозовским и многочисленные партии на национальных окраинах (в частности, на Украине - отколовшихся всё от той же ПЛСР боротьбистов, а затем - существовавшей до 1925 г. УКП, требовавшей независимости УССР и существования украинской секции Коминтерна как независимой от РКП(б) партии), полулегальная деятельность анархистских кружков продолжалась аж до начала 1930-х гг.

Вместе с тем, Гражданская война (а особенно - страх большевиков перед крестьянским восстанием, призрак которого замаячил в Кронштадте и Тамбове), разумеется, привела к тому, что в легальном поле остались лишь те партии и движения, разногласия которых с большевиками были относительно невелики и воспринимались как преодолимые - и ликвидированы были легальные политические партии в СССР были главным образом через слияние с большевиками, а не через запреты. Присоединилось к РКП(б) и немалое количество бывших меньшевиков и эсеров - кто-то уже во время Гражданской войны (как Лазо), кто-то после (как Вышинский).

Те же партии, которые не признавали Советскую власть как таковую, были довольно эффективны выдавлены в подполье и ликвидированы (эсеры - фактически в результате процесса эсеров 1922 г., меньшевики - к 1924-25 гг.).

К концу же 1920-х гг. в отсутствие легальных оппозиционных партий и движений была фактически криминализована уже политическая борьба внутри ВКП(б), и легальная оппозиционная деятельность в СССР стала невозможна до 1980-х гг.


r3dthr3at: (фредди)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] red_sovet в За религию, на пальцах — 2, пара тёплых слов о христианстве

родолжаем разговор о религии вообще и в частности — о т.н.з. «Православных Ценностях», с которыми наши власть предержащие носятся, аки курица с яйцом. В прошлый раз (http://remi-meisner.livejournal.com/141382.html) мы вкратце разобрались с понятиями, обсудили, что такое религия и как с этим бороться откуда вообще берутся те или иные религиозные представления.  Снова напоминаю читателям определение религии от товарища Энгельса: «Религия является ничем иным, как фантастическим отражением в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни, отражением, в котором земные силы принимают форму неземных«. Определение точное, чеканное и исключительно ёмкое. Вооружившись этим определением, взглянем на христианство. Какие именно «земные силы» в головах людей «отразились» в виде учения о «богочеловеке», сыне Бога, сошедшем на землю, принявшем страдание и смерть, а затем — воскресшем? Откуда взялись идеи, будто земная жизнь человека — лишь «подготовка к вечной загробной жизни?» Зачем понадобилось людям воспевать смирение, покорность и терпение?


q6500

Read the rest of this entry » )



Автор: remi_meisner

Источник: http://red-sovet.su/post/27096/about-religion-on-the-fingers-2-pair-of-warm-words-about-christianity





Profile

r3dthr3at: (Default)
r3dthr3at

April 2017

S M T W T F S
      1
234 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 12:48 pm
Powered by Dreamwidth Studios